• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:51 

Тяжело быть студентом

На мотив песни Пятницы "Я солдат"

Я матан полночи учил и у меня под глазами мешки
Я сам не видел, но мне так сказали
Я студент. у меня уже сварились мозги.
И теперь я не понимаю
ничего. английский, немецкий забыт,
потому что грозит
Колокол грянет, страшно всем станет,
на суд все предстанем.

Я матан читаю вместо книжки любой
Мой родной уже язык эпсилон-дельта
Мой конспект не может взять кто-то другой
Потому что прову я за это.

Я студент. мне обидно, когда остается часов где-то пять
ни учить, ни поспать. надо выучить все назубок
Нас таких весь поток.
я студент. и я знаю, что я должен учить,
мое сердце стучит. эта война не на жизнь,
не по блату, проиграешь - будешь солдатом...

23:52 

Я временами выгляжу нелепо.
Смешной кажусь в желаниях своих.
Своей любви я повинуюсь слепо.
Зачем нас учит Бог любить других?

Я невпопад разбрасываю фразы.
Они летят впустую, в никуда.
Да разве в мире нет такой заразы,
Которая любить меня смогла?!!

Я не уверена в своих обманах,
Мои мечты приходят мне вночи.
Так хочется мне грОмовым ударом
Всем прокричать… но что? Тогда молчи!

В метро одна поеду после дозы,
На лекциях - одна среди своих.
Пустая жизнь! Постылый этот образ
Пройдет сквозь этот весь бездарный стих.

Ни капли злости. Только боль и тягость,
Как этот дождь, впитались в душу мне.
От всех скрываю собственную слабость
Признаться не могу, что сил-то нет!

Как много строф! Они не идеальны.
Запутаны. Пусть все горит в огне!
Заканчиваю. Пусть аккорд финальный
Повиснет эхом в этой пустоте.

23:15 

написано на самом деле на лекции по матанализу

Каждое несказанное слово
Мне в кошмарах снится по ночам.
Я себе их повторяю снова,
Я в степи хочу их прокричать.

Изогнулся дым от сигареты,
Мне в трамвае ехать далеко.
Это для меня потеря века,
Для тебя все это так смешно.

Я совсем не то сказать хотела.
Одиноко, холодно, тоска.
Без любви бы я прожить смогла,
Без тепла - почти сошла с ума.

19:54 

От бессилия кричать вночи
Людям, городу, всему на свете.
В подворотнях завывает ветер,
Все вокруг молчит, молчит.

Мне уже не нужно оступаться
Я и так качусь под горку вниз.
И обиды полоумный визг
Заставляет сердце напрягаться.

Я питаю ненавить к природе
К лету, к снегу, к солнечному дню
Я забыла, что себя виню
что не стоит забывать... нет, забываться.

23:25 

Первое стихотворение, основанное на личных переживаниях, а не на чем-то придуманном

Меня пробивает дрожь
Или это дрожанье трамвая?
Твои уверенья - ложь,
Теперь уж я точно знаю.

Я долго играла с тобой,
да, кажется, стало скучно.
Но, видно, ты выбран судьбой
Ушел, не стыдясь, с победой.

Похоже, я снова уйду:
и скромной, и даже кроткой,
И я никогда не пройду
уверенной твердой походкой.

Цинизм авантюры. И вот...
Я слабая девушка только.
Во мне никогда не умрет
Нелепая глупость ребенка.

...

18:00 

А меня вчера тоже проперло на стихи

Я вчера была на Рице
А на Рице ураган.
Там среди деревьев лица
К вечным просятся снегам.

И была я на Чегете
На Чегете ледники.
На вершине зябкий ветер
завывает от тоски.

Я сижу под одеялом
Мне ладони греет чай.
Но я все бы променяла,
Чтобы там побыть сейчас.

21:37 

Я знаю,что ты меня любишь
До встречи считаешь часы,
Что ты никогда не забудешь
Моей неземной красоты.

Мне так в это хочется верить
Но это неправда, и вновь
Мученья голодные звери
Лакают и пьют мою кровь.

21:10 

Я шла. Было тепло и холодно, было сухо и сыро, было ветрено и безветренно. Я шла, не разбирая дороги, какие-то лица, красивые и не очень, добрые и сердитые, счастливые и угрюмые, проносились мимо меня. Мигал глаз светофора, мелькали машины, проносящиеся по скользким мостовым. Я шла под холодным и жирным, как забытый бульон, дождем, шла неведомо куда. Мне не хотелось домой, не хотелось к подруге, не хотелось сидеть в парке, не хотелось идти в магазин. Я шла и вдруг меня что-то остановило. Беспокойство? Кто-то из окружающих? или просто прикосновение к моему плечу?
Я остановилась. Я поняла, что произошло. На моих глазах падало дерево. Не просто падало, а падало на какого-то 10лектнего мальчонка. Казалось, что падало и зависало, падало и замирало в воздухе, падало и замирало. Казалось, то, вот-вот упадет, то, что он еще спасется.
Было тихо. Капель превратилась в легкий шум дождя по асфальту. В парке было пусто. Дите молчало. Может, только мне казалось, что все происходит медленно, а на самом деле это мгновенно, быстро? Не знаю. Где-то загудел автомобиль. Я отвлеклась. И вдруг что-то хрустнуло. Я вздрогнул, обернулась. Мальчишка сломал ветку и пошел дальше.
Я побрела домой. Я была в оцепенении. Он не сломался, как эта ветка. Наверное, ему показалось, что он отодвинул падающий на него сучек, опавший лист. СИЛА. Спастись от смерти и не заметить. СИЛА. Не сломаться, когда все вокруг рушится".


19:22 

Продолжение стихов))

14.03.2009
Дух сомнений, дух противоречий
Этот дух и временен и вечен

В любви не сомневаться невозможно,
Тот, кто уверен, утверждает ложно

Любовь лишь в том, чтоб постоянно, день за днем
Ежеминутно убеждаться в том,

Что ты влюблен надолго и навечно,
В том, что твоя любовь не быстротечна.

Мне хочется найти чье-то плечо,
Чтоб рядом с ним было тепло и горячо.

Ведь говорят, что нет лекарства от любви,
Но каждый третий пожелал б его найти.

А я хочу второй быть, а не третьей,
И больше ничего не надо мне на свете.

О, сколько в этом всем и пафоса, и бреда,
И все мои слова не подтверждает дела.

Я апатична, очень холодна,
Как будто я совсем не влюблена.

И кто-то, дай мне сил собраться,
Влюбиться и уже не сомневаться!


2.04.09
Небо слабо улыбалось
Белым пятнышком луны.
Это все, что мне осталось
От несбывшейся мечты.

Провода и фонари
Остаются неизменно.
Вся романтика любви
Провалилась снова в бездну.

Красным факелом вдали
Разъедает душу пламя.
Вся романтика любви:
Ни «прощай», ни «до свиданья».

От зари и до зари
Сон, покой мне только сниться,
А романтика любви
Позабыла извиниться.

20:41 

В те дни, когда природа ушла в анабиоз
И ветер снежные будет властвовать над нами,
Так хочется забыть, что в мире есть мороз
и оконуться хочется в тепло воспоминаний.

Залезть на эти горы, залезть на эти скалы,
Стоять там на верту и обо всем забыть.
Забыть, что в мире есть и гордость, и усталость
И под упругим ветром спину распрямить,

И птицей полететь не кубарем с утеса.
Когда душа летит - ты вынужден стоять.
Кто прав, кто виноват - осталось под вопросом,
Пока что на него не стоит отвечать.

20.12.2009

19:41 

Еще стихи

***
Январь 2009

Я слушаю всю ту же тему,
Мне пробирает в сердце дрожь,
Как будто мне в запястье, в вену,
Воткнули нож.

Вокруг мнея снега, снега.
Их по земле гоняет ветер.
И я хочу сойти с ума,
Но нет ответов!

Вокруг меня чужие люди,
Холодные, как этот снег.
Я эту зиму не забуду,
Наверное, целые век!

Вокруг меня холодный воздух,
Он остужает сердца пыл.
Но ты, мой ласковый философ,
Глаза закрыл.

Я потерялась средь людей,
Ты не ищи меня, не надо,
Попробуй пережить потерю
Самообмана.


***
Август 2007
Я сижу у окна и смотрю на небо
И совершенно не знаю, что мне делать.

Я хожу в школу и учу уроки,
Хоть заню, что от этого не будет проку.

Мои подруги обсуждают последний сериал:
Кто кого побил и кто кого поцеловал.

Я сижу и смотрю на него,
и понимаю, что люблю его очень давно.

Я живу от рассвета к рассвету,
Встречаю Свердлова, залитую светом.

Срывы от шугки, сказанной мне,
Нервы дают знать о себе
.
Сделайте так, чтобы это случилось,
Чтобы счастье мне хотя бы приснилось.

***
Посвящяю моим друзья (да простит мне Шура корявый размер)
Мы любим солнце в каплях росы,
Мы любим дождь и домашний сыр.

Мы любим в школе сидеть до шести.
И идти домой в вечерней тиши.

Мы любим гулять по горам и рекам,
И любим слушать в ушах свист ветра.

Мы не ложимся спать до рассвета,
Ведь по ночам покоя нам нету.

Драйв и романтика – forever,
Мы переходим на следующий lever.

Мы можем только вперед идти,
На нашем счасливом светлом пути.


***
3.01.2009

Вы смешны:
Во всем найдете радость.
Вы глупы:
И в этом ваша слабость.
Вы сошли с ума:
Вам не остановиться.
У вас мечта одна:
Вам хочется забыться.
Вы прячетесь:
Вам страшен этот мир.
Вы плачитесь
Друзьям, что вы одни.
Вы спите:
Вам грезятся препятсвия вниутри.
Дышите:
Счастье жедет вас впереди.
Проснитесь:
Мир лучше, чем вам снится.
Улыбнитесь
И позвольте извиниться.


***
2.01.2009

Как старый кот на бабушкином кресле,
Я поочередно открываю каждый глаз,
Ведь это самый лучший день на свете,
Ведь в эту ночь я полюбила вас.

Вы скажите: «Такого не бывает,
Ведь мы знакомы с вами очень много лет».
«А вспомните, как белый луч сверкает,
Закат нам шлет последний свой привет»

Вы скажите: «Все это ерунда,
Мол, я придумала романтику и чувства».
«А вспомните, как дребезжит струна,
Как преклонялись вы перед искусством».

Вы скажите, что все это пустяк,
Любовь уйдет, её остудит время.
Я знаю этот очень странный знак:
Вам тяжело моего чувства бремя.

Вы скажите, подумавши, «Смешно.
Мне кажется, что это глупость ваша.
А помышлять мне о любви грешно.
Я не готов! Прощайте!» «Стойте! Ваша!»

И вновь, и вновь глаза я закрываю,
Лишь бы уснуть, уснуть, уснуть!
Но я опять вас слышу, мол не знаю!
«Прощайте! Меня вам уже не вернуть».

04:45 

Формальная теория Лагранжа любви

Сочетание двух оксюморонов - физики шутят и женщина-физик - дает в сумме вообще небывалую комбинацию - женщины-физики шутят. Оправдывая себя тем, что минус на минус иногда дает плюс, а оксюморон на оксюморон может дать в результате нечто здравое, автор создала нижеследующий текст, с которым предлагает вам ознакомиться. Если найдете в нем логическую неувязицу - буду очень благодарна.

Обладая исключительно теоретическими знаниями об отношениях между мужчиной и женщиной (ибо оных отношений у нее толком не было), автор взяла на себя смелость применить формализм Лагранжа к описанию системы мужчина-женщина.
Начнем. Система мужчина-женщина (далее - МЖ-система ) состоит из двух материальных точек, каждая из которых обладает неизвестным, и довольно большим, числом степеней свободы. Причем точки совершенно не обязаны иметь одинаковое количество степеней свободы, даже находясь в свободном состоянии. Чаще у женщин больше степеней свободы. Степенями свободы, чтобы было понятней, являются те факторы, от которых зависит взаимное расположение точек системы (степень близости отношений). В этой роли могут выступать:
1.Работа. Степень занятости, важности и солидность должности. То есть будут различаться МЖ-системы, отличающиеся лишь тем, что в одной мужчина - дальнобойщик и месяцами не бывает дома, а в другой - работает дома на диване с ноутбуком на коленках. Или например, когда женщина с утра до вечера на работе. Или если статус одного из элементов системы делает его зависимым от светского, богемного общества.
2.Друзья. Особенно часто эта степень свободы имеет место у женщин. Подруги или друзья еще обладают тем свойством, что, при значительном сближении элементов системы начинают уменьшать силу взаимодействия, оттягивая элементы на себя.
3.Хобби. Наличие хобби у элемента системы вызывает рост координаты, соответствующей этой степени свободы. При этом значение координаты пропорционально доле времени, которое элемент системы тратит на занятие своим хобби.
4.Родители и дети.
5.Наличие другой семьи. И такое возможно.
6…N. Перечисленные степени свободы являются лишь немногими из возможным. В качестве упражнения читателю предлагается придумать еще несколько примеров степеней свободы, которые могут иметь место в МЖ-системах.
Введя расстояние между элементами системы аналогично расстоянию в декартовых координатах (1), мы приходим к двум следствиям. Первое: введение новой степени свободы в систему лишь увеличивает расстояние между элементами. Второе: абсолютная близость между элементами (случай, когда между ними расстояния равно нулю) возможно лишь у одиноких, неработающих и ничем не увлеченных людей. Оба следствия вполне согласуются с практикой, из чего можно сделать вывод о корректности введения системы обобщенных координат.
Время в данной системе однородно, а пространство - не обязательно. Та же ситуация с изотропизмом пространства. Поэтому мы может говорить только сохранении энергии в МЖ- системе.
Совершенно не важно, в какой точке мы выберем начало координат. Как будет дальше показано, что функция Лагранжа системы напрямую не зависит от радиус-векторов элементов, но лишь от взаимного расположения, то есть расстояния между ними.
Заметим, что МЖ-система не является, вообще говоря, механической системой. Функция Лагранжа в общем случае будет зависеть от обобщенных координат, а также от их первых и ВТОРЫХ производных. Почему вторых? Дело в том, что процессы происходящие в МЖ-системах, напрямую зависят не только от взаимного расположения (близости), скорости (сближения), но и от того, как эта скорость меняется со временем. Возможны, к примеру, минутные порывы, которые являют кратковременными скачками скорости вверх и приводят к большему сближению за малый промежуток времени.
Время однородно, поэтому в явном виде в уравнение Лагранжа не входит
Тогда, уравнение Лагранжа (Эйлера) (2) строится с учетом зависимости функции Лагранжа не только от первой, но от второй производной обобщенной координаты от времени.
Согласно теории Лагранжа, введем силу взаимодействия между элементами как производную функции Лагранжа расстоянию (3), а импульс - как производную по скорости (4). Для дальнейших выкладок удобно также ввести величину "количества ускорения" (назовем её порыв), которая будет определяться как производная функции Лагранжа по ускорению (5). Условимся, что сила является положительной, если элементы системы сближаются (притягиваются). Знак импульса и порыва будет определять по виду функции Лагранжа с учетом знака силы так, чтобы это согласовывалось с уравнением Лагранжа(2).
Разумеется, МЖ-система является замкнутой. Все факторы, якобы внешние, которые могут на нее влиять, вы ввели в качестве независимых координат внутрь нашей системы.
Исходят из вида уравнения Лагранжа и введенных нами понятий силы, импульса и порыва, мы можем преобразовать его до вида (6)
Думаю, не стоит утруждаться введением кинетической и потенциальной энергии, оно тривиально и читатель справится с ним сам. Замечу лишь, что для полного описания, понадобится и третий вид энергии, связанный с порывом.
Таким образом, было наглядно показана и непосредственно использована возможность применения формализма Лагранжа для описания МЖ-систем.

01:06 

О наивной науке

После около года тунеядства и месяца поиска своего стиля у меня получилось нечто такое. Это, скорее всего, и станет моим стилем на ближайшее время.
На смысл не обращайте внимание, он чисто для примера. Мне было глубоко плевать, какую именно мысль обрамить в слова


Начав в этом году изучать совершенно новый для себя предмет - электронику, я сделала несколько удивительных открытий. Электроника, построенная, казалось бы, на вполне понятных и строгих физических законах, оказалась удивительно запутанной. У меня сложилось такой ощущение, оно чисто интуитивно, и аккуратно обосновывать его я сейчас не буду, что электроника является наивной наукой. Строгое определение этого термина я давать не буду, важно, чтобы вы уловили суть. Ключевым является тот момент, что наивная наука не строится систематически. Механизм его создания следующий. Есть вполне конкретное явление, требующее описания, научного обоснования и возможности предсказания результатов эксперимента. С этой целью вокруг явления строится определенная теория, которая оказывается допустимо достоверной и посему приемлемой. С временем накапливается определенное количество таких теорий. Их по некоторым общим признакам (чаще всего в этой роли выступает объект или методология исследования) объединяют в одну науку и называют ее благозвучным латино-греческим словом. Именно такая наука является наивной. Дальше все теории проходят некоторый этап состыковки, их сшивают, но кое-как, белыми нитками. Поэтому в самой науке возникает большое количество ненужных терминов, запутанных определений, которые, местами используются, что называется, для понту, а не для понимания.
Для меня классическим примером такой науки (да простят меня её представители) является биология. Я её изучала на достаточно примитивном, школьно-олимпиадном уровне, но один момент меня доканал. Суть предметных олимпиад низких уровней является предложение заданий чуть-чуть дальше или чуть-чуть глубже по программе. Чтобы не дай бог для детей задачи не стали непосильными. В этой самой биологии одним из важнейших понятий является осмос. Суть его довольно очевидна, тем более физику. Есть полупроницаемая перегородка, с двух ее сторон растворы разных концентраций. Возникает разность осмотических давлений и сквозь перегородку в область с большей концентрацией просачивается растворитель. Это явление имеет место, например, при транспортировке кровью кислорода. А вот в цитологии - науке о клетках - вводится точно такое же по сути понятие - плазмолиз. Но там рассматривают, как клетка будет вести себя в среде с различными концентрациями соли - впитывать или выпускать воду. Вот я на олимпиаде получила задание и расписала все через осмос, так красиво и подробно. Слово плазмолиз я, конечно, слышала, но не вникала в его смысл. Рассказываю учительнице про задачку. Она (еще тот фрукт) важно закатила глазки и, вздыхая, заявила про плазмолиз, мол, мы еще такое не учили и мне невдомек об этом знать.
Далее следует обосновать такой тезис: любая фундаментальная наука начинала свое развитие с наивного этапа. В качестве примера фундаментальной науки я буду использовать физику, в качестве нефундаментальной - кибернетику. Фундаментальной наукой будем считать такую науку, без которой бы не существовало современного представления о мире. Тоже не ахти какое определение, но какое есть. Согласитесь, есть явное различие между кибернетикой и физикой. Наверняка есть еще десяток наук, которые сродни кибернетике, но я о них не знаю. Отличительным свойством кибернетики, как я понимаю, является изначальное постулирование научного подхода к решению задач. Кибернетика предложила - а давайте всё, что нас окружает, считать системой множества объектов, которые объединены между собой связями и которыми можно управлять. Далее кибернетика начала применять этот подход для описания некоторых задач и в тех местах, где это приносило некоторые результаты, она начинала дико радоваться. В основ фундаментальной же науки лежит наблюдение - давайте посмотрим, как оно работает, вычленим некоторую закономерность, попробуем с ее помощью решать задачи и, если вдруг получится, порадуемся вместе с кибернетикой.

21:27 

Первый месяц на ФТФ

*Чисто из соображений, что это надо куда-то выложить*

Страшно? Нам тоже было страшно, когда мы шли на физ-тех…

Первое разочарование постигло нас, когда мы узнали расписание. Обломались так обломались. Уже морально подготовившись к тому, что придется каждое утро ездить на Пятихатки, мы узнаем, что 1 курс перевели в Говорово. Только правильно он называется Северный корпус университета. Военные, когда покидали это здание, увезли все, даже обшивку стен в некоторых местах. Поэтому большинство аудиторий не закрываются на ключ, ибо уносить уже нечего. Но это только там, где мы учимся. У социологов, психологов и прочих коллекционеров марок сделан хороший ремонт. Правда, на втором этаже тоже усиленно обдирают краску со стен и дверей. Это не может не радовать.
Северный корпус всем хорош, не будь он таким высоким. Ходить пешком на 7 этаж, где проходят все лекции, довольно-таки напряжно. Лифт, по необъяснимой причине, работает только на подъем и обслуживает исключительно 1,4 и 6 этажи. И за пару минут до начала пары в лифт попасть почти невозможно.
Звонков нету (или они такие тихие, что их не слышно). Поэтому деление на учебное время и перерывы весьма условное - по часам преподавателя или старосты группы. А у преподавателей часы идут по-разному, что провоцирует неумышленные опоздания или даже пропуски.
Преподаватели впечатлили все, и почти все в хорошем смысле. Предметов немного, преподавателей, соответственно, тоже. Основной минус всех лекторов - слишком тщательно все объясняют. Можно успеть три раза понять, перекусить и поспать. Мат. анализ выделяется среди других предметов количеством теоретического материала, который необходимо ЗНАТЬ и ПОНИМАТЬ. Общая физика в исполнении "нашего декана" ввела некоторых в ступор количеством интегралов и дифференциалов, которые, по хорошему, мы на матане еще не учили.
Шикарнейший предмет - компьютерная графика, на которой пока было исключительно черчение - виды, разрезы, штриховки и проч. Еще более нужный предмет - история Украины. Преподает отставной полковник почему-то с кафедры украиноведения. Преподает исключительно рідною мовою. Семинары ведет аспирант с той же кафедры, не блистающий, в отличие от физтеховских преподавателей, должным чувством юмора.
18 сентября горел наш университет. Более того, наш корпус. Но (к сожалению?) не наше крыло. Якобы строители что-то недоглядели, произошло самовозгорание, а потом еще взорвался баллон с пропаном. Никто, к счастью, не пострадал, даже участники проводившегося в то время в колонном зале "Звездного моста". Пожар потушили к вечеру, но шумиха продолжалась еще пару дней.
Аргументируя тем, что "нам же пять лет вместе учится, надо получше узнать друг друга", 19 сентября была организована выставка в крайне живописное место на берегу ТЕЦовского водохранилища в Песочине. Было холодно, поэтому с мальчишек снималось все теплое в пользу девочек. Развлекались как могли: играли в волейбол, разжигали костер (ребята свой - для колбасок, а девчонки свой - для лавашиков с сулугуни), играли в корову, мафию и в карты. Из спиртного было вино, некоторые пили пиво, а из еды, кроме упомянутых колбасок и лавашиков, были овощи, запеканка, грибочки и крабовый салатик. Правда, мы еще купили картошки, но ни у кого уже не было желания её запекать, а тем более есть.
24 сентября нам отменили черчение. А в пятницу, кроме него, история и физкультура. Большинство группы, решив, что переживут, если пропустят эти две пары, благополучно не пошли в этот день в институт. Часть из них пошла на каток в "Дафи" утром, т.к. в это время мало народу. Некоторые, вроде меня, отправились в родные школы.
Закончилась эта история печально. Почему-то именно в эту пятницу нас решил посетить зам. декана Сергей Владимирович. Он очень огорчился. За массовый прогул влетело Денису, как старосте, и в четверг полгруппы писали объяснительные на имя декана.
После этой истории была произведена попытка завести традицию каждую пятницу куда-то группой выбираться. В следующую пятницу попытались пойти в "Старгород", но как-то не набралась компания.
В последнюю неделю месяца мы сдавали наши первые в жизни дозы. Пока только по физике и матану. По физике дозы сдавать просто. Александр Юрьевич просто пролистывает тетрадку, задает пару вопросов и дает задачку или какой-нибудь график. А вот Андрей Геннадиевич сидит с каждым студентом по полчаса и тщательно выясняет, насколько студент понимает то, что он делает.
Так закончился первый месяц. У нас еще не было физ.практикума и модульных контрольных, а до первой сессии еще надо дожить. Но почему-то так получилось, что дух физ-теха уже стал близким и уходить как-то не хочется.

23:32 

Старое, но очень в тему

Давайте что-нибудь напишем
Я обратилась... в пустоту.
Меня теперь никто не слышит
В ответ я слышу тишину.

20:40 

10673211.5577072.1292348378.fa3fbf31f44f9a749ebd0c93e7c94c34

19:56 

Стихи

***
Любовь – это те напротив глаза,
Что та далеко и вроде как близко.
Любовь – это ненароком слеза,
Когда корабль мотает между штилем и бризом.

Любовь –это бессонная ночь.
Когда летаешь, веря, между землей и небом.
Любовь – это то, что не может помочь
Понять, но может помочь поверить.

Любовь –это глупый размер стиха,
Когда сама по себе пишет рука,
Раза за разом, снова и снова,
В каждой строфе первое слово

Любовь!

***
27.01.09
В темоте едва виден свет фонаря,
Тяжелый туман давит грузом на плечи.
Что сейчас? Утро? А, может быть, вечер?
Мне кажется, или алеет заря?

Молочный туман пахнет свежестью леса,
Оно забирает остатки тепла.
Так вот почему днем я так холодна!
Ведь только в ночь очищаюсь от блеска

Я помню пыль и асфальт дороги,
Я помню шпалы и стук колес
Мои глаза блестели от слез
И на перрон ловко прыгали ноги.

Я слабо вдыхала и морщила нос,
За руки щипалась, боялась простнуться.
Но это все правда! Я здесь! Я вернулась!
Шумит этот город, любимый до слез!

Как странно рисует картины мой ум.
Так разно и весело, дивно и чудно.
Диван. Мягкий плед. Тепло и уютно,
Здесь мысли находят последний приют.

***
26.12.08

В голове мелькоют мыcли разные
Совсем глупые и несуразные
Немного чудные, немного праздные.
Их результаты нам невидимы:
Воображенье-штука дивная,
Ведь лишь кусочек неба видим мы,
А представляет целый мир.

15:26 

…Я окончил Киевский институт международных отношений и, по окончании учебы, отправился работать в МИД. На первых порах я снимал квартиру у разведенной женщины, имеющей маленькую дочь (несмотря на все, у мелких служащих МИД зарплата аналогичная). Девочка была милейшим ребенком: у неё были большие, мягкие, невинные карие глаза, добрая счастливая улыбка и вечновеселый нрав. Она была невероятно непоседливой, и все попытки её матери научить девочку читать безуспешно проваливались.
Однажды Ирина Федоровна (так звали хозяйку) попросила меня посидеть с её дочерью. У МЕНЯ ТОТ ДЕНЬ свободен, планы как таковые, отсутствовали, и я с удовольствием согласился на такой нескучный досуг. С великим трудом накормив её завтраком (я уже начал отчаиваться/на это ушло не меньше получаса), я спросил у девочки:
– Оленька, что мы теперь будем делать?
– Смотлеть мутики, – радостно заявила она.
Мы прошли в комнату и включили телевизор. У них довил доселе неизвестный мне канал, на котором круглые сутки показывают американские мультфильмы. В том мультфильме, что мы смотрели (честно говоря, он вызвал во мне отвращение) рассказывалось о кознях, которые строили друг другу две враждующие компании в школе. Это довольно традиционное явление, однако, обычно оно интересует исключительно враждующие стороны. Зачем это дошкольникам показывать? Лично я шел в первый класс с твердым уверением, что в школе учатся, а не отношения выясняют. Нет, я не психолог, может, я в чем-то не прав?..
После мультика, который я поспешно выключил, мы рисовали, потом строили дом из кубиков. К вечеру пришла её мама и только тогда она позволила себе раскапризничаться.
***
Десять лет я работал в Германии в украинском посольстве, там завел семью и обжился. Однажды мне нужно было съездить в Киев с дипломатической почтой, всего на пару дней. Прогуливаясь по Крещатику и вспоминая столицу своей родины, я встретил Оленьку. Она невероятно повзрослела, ей было уже пятнадцать. Я бы ее не узнал, если бы не большие и мягкие карие глаза. Она шла в компании друзей, явно обнимаясь при этом с одним мальчиком, держа в одной руке сигарету, а в другой – бутылку пива. Она шла, улыбаясь, и, кажется, была довольна жизнью. Она меня не заметила. Я пошел дальше, не оглядываясь на архитектуру.
З.Ы. И своему сыну я никогда не показываю тупые американские мультфильмы.

21:04 

ДОРОГА ЖИЗНИ

ПРОЛОГ
«Температура за бортом триста одна целая, четыре десятых градуса Кельвина, влажность – ноль целых четыре сотых процента, в атмосфере преобладает углекислый газ, радиофон отсутствует, живые организмы не обнаружены…» заскрипел голос универсального анализатора. Глава комиссии по контролю контактов с внеземными цивилизациями Петр Сафинов повел межпланетник на посадку. Местность на планете была холмистая, покрытая иссиня-зелеными лесами, почва была песчаной и серой. На севере планеты была видна ровная площадка. Межпланетник приземлился. Сафинов ударился о потолок кабины. Черт, подумал он. Сколько раз тебе говорили, что надо пристегиваться?!
Сафинов решил не будить сокапитана, который мирно спал в аппарате для перегрузок, и вышел на планету. Под его ногами простиралась дорога. Вокруг был синий лес. Надо будет сюда прислать комиссию по обустроению планеты, подумал Сафинов и вернулся на корабль.
Глава 1
Дерево упало, и сухой треск ультрамариновой древесины утонул в писке мошкары, которая летала вокруг и Егор, отмахиваясь от неё, нервно замахал топором. Вокруг были деревья, синие сумеречные деревья. Справа в километре была Дорога – Дорога, идущая ниоткуда в никуда и обрывающаяся на совершенно произвольных координатах северного полушария. Дорога – это единственное, что было на этой планете, а все остальное – Лес, Лес, Лес… Егор воткнул топор в бирюзовый люминесцентный ствол. Со всех сторон трещали деревья – это ребята с соседнего факультета рубят. Рубят такими же топорами, а точило было одно на всех. Рубят – прокладывают новую дорогу.
Мошкара летала и пищала, несмотря на то, что планета была довольно сухая и болот на ней не нашли. Противная была мошкара, живучая. Её моришь, моришь, а он все не кончается. Размножается с бешеной скоростью, и жить спокойно не дает. Надо слинять отсюда. Егор поймал себя на слабости. Стоп!
Лес был тем страшен, что давил, раздавливал, изъедал душу. Человек становился слабым, легко манипулируемый. Изчезала твердость духа, растворялась личность. По сути, он уничтожал человека. Был этаким паразитом. Самым страшным из возможных паразитов. Который делает из человека куклу.
Глава 2
Ирины родители решили сделать дочери сюрприз–купили путевку на новооткрытую планету Ольфонд. Надо какапливать новые впечатления, с автритетом заявили они, в душе мечтаю спровадить куда-нибудь настырную дочку. Ире же не хотелось на планету, где негде жить, нечем дышать и не на что смотреть. Ей хотелось полететь на Сагев – самый модный курорт всей галактики. Её туда приглашали друзья и к тому же, туда поехал Виталик, красавчик из соседней группы.
В межпланетнике Ира летела только она и экипаж – на свежеоткрытую планету никого не тянуло. Да, хороший подарочек сделали мне родители, подумала она. Планета была пустой и безжизненной, планета бала никакой. На ней ничего не было, только дорога. И что делать на этой планете?
Глава 3
В Лесу время теряло счет. Там было всегда светло, но никогда не проникал свет звезды HР113547** . Лес светился изнутри. Там не ловили межпланетные хронометры и даже на межпланетниках часы не работали. Егор проснулся от того, что отдохнул и выспался. Он потрогал лезвие топора–притупился, завтра надо будет точить. Сегодня надо хотя бы десяток деревьев срубить, уже пошли метровые стволы. Ребята еще спят – в Лесу тихо. Будить их не хочется, пусть отдохнут. Егор подождал полчаса и начал работать. Практически тут же застучал топор Сережки – он, похоже, тоже ждал. Егор замахнулся и ударил. Полетели синие щепки.
Глава 4
Ира вылезла из палатки и осмотрелась. Лес был противно серебристо-зеленого цвета, и Ира от омерзения закрыла сонные глаза ладонями. Такое противное зрелище она видела последние четыре дня, и будет видеть последующие семь. Не изменяя традициям, Ира взяла фотоаппарат и пошла на дорогу – может что-то новое найдется.
Стук по непонятному серому покрытию дороги тонул в гуще леса. Скучно. Кой черт придумал эту дурацкую путевку? Глупо. Потерянные дни…
Как это и происходило обычно на Ольфонде, Ира быстро устала. Будто из нее раз – и выпили все жизненные силы, и, как пакетик из-под сока, она возвращалась в палатку с ощущение пустоты. Только сон возвращал ей силы.
Глава 5
Егор проснулся от дребезжащего звона передатчика. Ага, то есть связь они уже настроили. Егор нажал на прием. На кнопке сидел комар и больно ужалил его в палец. Егор сдул мертвое насекомое.
– Прием… Пархомов, Прием… – зашипело из передатчика.
– Слышу. Говорите громче.
– Принимайте приказ от главы комиссии обустроения нежилых планет: «Надлежащим приказываю ускорить процесс прокладки дороги в связи с изменением погодных условий». Доступно?
– Доступно. Будет выполнено. Отбой, – Егор вырубил передатчик и взялся за топор.
Глава 6
По дороге легко шагалось. Как по пражской мостовой. Легко, потому что знаешь, куда дорога тебя приведет и что будет, корда вернешься. Сегодня она узнала, что делают еще одну дорогу недалеко от этой. Утром она недалеко от своей палатки встретила какую-то девушку с Земли, из комиссии не то по обживания планеты, не то по освоению, Ира плохо запомнила. Они тоже жили в палатках, у них тоже не было связи, а межпланетник к ним прилетит через месяц. Правда, у них аккумуляторы есть.
Ира увидела в синем свете конец дороги. За ним были заросли. Интересно, как в таких зарослях дорогу прокладывают?
Глава 7
Егор решился. Он поймал радиоволну и начал пробиваться к начальству. Передатчик откликнулся:
– Слушаю.
– Товарищ Чубинский, необходимо прервать процесс прокладки. Это опасно, это может сказаться на психическом здоровье.
– Что вы мне голову морочите, – зашипел Чубинский, – работать не хотите?
Егор поразился наглости этого заявления.
– Работать не хотите? – продолжал кричать Чубинский. Егор прикрутил громкость.– Вы у меня еще поработаете. Я вас заставлю.
– Знаете, товарищ Чубинский, я вижу, что на вас эта планета уже оказала свое неблагоприятное действие. Я буду просить, чтобы вас срочно госпитализировали, а всех жителей планеты эвакуировали, – Егор отключился. Бред! Тупик! И он нервно схватил топор.
Глава 8
Ира увидела на дороге что-то темнеющее, окруженное мошкарой. Она прищурилась – человек! Ира тихо подошла, присела и вгляделась в ровное, спокойное, но изрезанное морщинами лицо.
– Вы спите?
Он вскочил, протер глаза и увидел Иру
– Нет, просто отдыхаю.
– Почему вы такой измученный?
Ире этот человек казался СИЛЬНЫМ. Таким, который не останавливается, идет до конца. Эта СИЛА оставляла на лице отпечаток вечной борьбы, вечного труда.
– Нет, я не измученный.
Ире он казался каким-то другим. С другими ценностями, с другими принципами, с другой судьбой. ЧУЖИМ. Эта отчужденность увлекала. Возвышала. Ира засмотрелась на него.
– Вы прокладываете дорогу?
– Да.
– Тяжело?
– Нет, отчего же, даже интересно. Только мошкара мешает и лес, немного…
– А как вы ее прокладываете?
Он молча кивнул на топор
– Вручную?! Н-но зачем?
– Что – зачем?
– Зачем вы это делаете?
– Как зачем?
– Смысл? Цель?
– Даже не знаю, что сказать… Наверное, потому что кому-то это нужно. Ведь и эту Дорогу тоже кто-то прокладывал для того, чтобы вы по ней ходили.
Ира смутилась:
– А почему они прокладывали эту дорогу для меня?
– В этом смысл существования человечества. Каждый что-то делает для кого-то.
– Думаете, человечество…
– Неважно, – повысив голос, перебил он, – вообще смысл цивилизации. Любой.
Ира задумалась. Её никогда не интересовал смысл существования цивилизации. Может, потому что она была счастлива? А он? Неужели…
– А почему именно вы прокладываете дорогу? кто вас выбрал?
– Я волонтер. Здесь все волонтеры.
– Добровольно… Достойно…
Ира наклонилась к его лицу.
– Вам тяжело. Но вы справитесь, я верю, – она робко коснулась его волос. Вздохнула.– Отдыхайте.
Глава 9
В этом месте дорога подходила вплотную к Дороге. Егор бросил топор рядом и прилег отдохнуть. Лес тут же взялся за свою грязную работу. Егор очнулся от странного движения около своей головы.
– Вы спите? – прозвучал голос молодой девушки.
Егор сел:
– Нет, просто отдыхаю.
девушка была на вид семнадцатилетняя, с белыми волосами, отливающимися синевой в этом Лесу.
– Нет, я не измученный.
– Вы прокладываете дорогу?
– Да.
Егор улыбнулся. Девушка казалась ему настолько по-милому доброй и по-детски наивной, что он умилялся такой собеседницей. Девочка…
– Тяжело?
– Нет, отчего же, даже интересно. Только мошкара мешает и лес, немного…
– А как вы ее прокладываете?
Егор оглянулся на топор.
– Вручную?! – чуть не вскрикнула девушка.– Н-но зачем?
– Что – зачем?
– Зачем вы это делаете?
Егор оглянулся на Лес. Где-то он уже слышал подобные мысли.
– Как зачем?
– Смысл? Цель?
– Даже не знаю, что сказать… Наверное, потому что кому-то это нужно, – осторожно предположил он, стараясь выгнать Лес из своих мыслей.– Ведь и эту Дорогу тоже кто-то прокладывал для того, чтобы вы по ней ходили, – Егор смутился. Лес пробился? Нет, вроде. Неужели… Не ври себе! Наивная, по-своему чужая, но до бесконечности мила.
– А почему они прокладывали эту дорогу для меня?
– В этом смысл существования человечества. Каждый что-то делает для кого-то.
– Думаете, человечество…
– Неважно, – Егор понял ее с полуслова, – вообще смысл цивилизации. Любой.
Она замолчала. Она засмотрелся на нее.
– А почему именно вы прокладываете дорогу? – вдруг спросила она. – Кто вас выбрал?
– Я волонтер. Здесь все волонтеры.
– Добровольно… Достойно…
Она наклонилась к его лицу.
– Вам тяжело. Но вы справитесь, я верю, – он почувствовал её дыхание. Егор прикрыл глаза – Отдыхайте.
Глава 10
Иру веселели с планеты. Ей не хотелось уезжать. Она очень изменилась за эту поездку. Выросла, можно сказать. Ей уже е хотелось на Сагев. Ей хотелось на Землю и там что-то делать. Делать!
Из иллюминатора межпланетника она в последний раз посмотрела на иссиня-зеленый лес и на его внутреннее свечение, похожее на блеск стали.
Глава 11
Егор шел по Лесу. Как в изгнании – с палаткой за плечами и разбитым передатчиком. Последний познакомился с топором. Деревья возвышались над ним, шелестя листвой, будто говоря «Жалкие инопланетные люди. Считают себя хозяинами Вселенной. Думают, что владеют временем. Глупые – времени все подвластно – и любовь, и ненависть и жизнь».
– Но я её люблю, – крикнул он, – будто убеждая себя и Лес в этом неоспоримом факте. Лес тихо отозвался эхом «Люблю, люблю…», будто смеясь сомневаясь.
– Как ты можешь судить! Ты ведь не живешь, ты существуешь. Выпиваешь душу, силы из всех, кто прилетает. А если перестанут прилететь? Зачем ты тогда будешь жить? А у людей всегда остается то, что у них никто не отнимет. Это любовь. Или ненависть. Или жажда мести.
А Лес лишь тихо прошелестел в ответ, обещая подумать…

20:46 

Бабочка

БАБОЧКА
Помните, когда-то существовало такое понятие, как ученик. Т. е. кто-то молодой и умный приходил к великому мастеру, работал на него без-возд-мезд-но (то есть даром) и получал необходимые навыки. Перенесем эту систему в современный мир.
Я зашла в продюсерский центр. Там все было белое: белые пластиковые стены, белый подвесной потолок и белый плиточный пол. Я подошла к белой мраморной стойке спросила спрятавшуюся за ней девушку: «Можно пройти к Океании Владимировне?»
– Да, конечно, направо по коридору.
Океания была немногословной
«Сейчас ты поедешь со мной на пресс-конференцию. Постарайся не мешать»
Мы поехали в какой-то бизнес-центр. Я балдела. Вспышки фотоаппаратом, шум журналистов… У Океании что-то спрашивали (не помню что), она что-то отвечала (не помню что). Мне все это так нравилось… Я под впечатлением пришла домой.
Так потянулись дни. Я прилежно по утрам приходила к Океании, и мы куда-нибудь шли: по магазинам, на студию, к парикмахеру. Однажды, читая ежедневную газету, я там увидела свою фотографию. Я рассказала подружкам, они были рады за меня. Я даже поохала с Океанией в турне по стране (за границу меня родители не пустили). Потом вернулась в Киев. ,Однажды я пошла с ней на великосветскую тусовку. Погуляли там до утра. Утром меня не пустил в продюсерский центр охранник. Я удивилась. Потом я увидела Океанию на соседней скамейке. Я недоуменно посмотрела на нее, подошла и спросила «Что случилось?» Шквал эмоций обрушился на меня. Он говорила, что её обманули, что в шоу-бизнесе одни козлы, что мир несправедлив и что во всем виноват её продюсер. Когда все закончилось, я спросила «Тебе стало легче?» «Да». «Тогда прощай». Я развернулась и ушла. Сзади послышался истерический крик «Все меня предали, даже ты» и рыдания. Я пожала плечами. Что толку от этой тупой безмозглой певички с ангельской внешностью, к которой все кругом виноваты.

Дневник Nastenia

главная